80 ЛЕТ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ НАРОДНОГО АРТИСТА РСФСР, БАЛЕТМЕЙСТЕРА ИГОРЯ АЛЕКСАНДРОВИЧА ЧЕРНЫШЕВА (15.09.1937-30.11.2007).

15 сентября 2017 года исполняется 80 лет со дня рождения народного артиста РСФСР, балетмейстера Игоря Александровича Чернышева (15.09.1937-30.11.2007).


По окончании в 1956 году Ленинградского хореографического училища (класс Ф. Балабиной) И. Чернышев был принят в труппу Кировского театра (ныне Мариинского), на сцене которого исполнил ведущие партии в балетах «Каменный цветок» С. Прокофьева, «Маскарад» Л. Лапутина, «Спартак» А. Хачатуряна, «Бахчисарайский фонтан» Б. Асафьева, «Шурале» Ф. Яруллина и др. Его яркая актерская индивидуальность наиболее полно проявилась в балетах и миниатюрах Л. Якобсона – «Двенадцать» Б. Тищенко (партия Петрухи), «Вечный идол» К. Дебюсси, «Слепая» Л. Понса, Я. Хейфеца, «Сильнее смерти» А. Меликова и др. В 1966 году дебютировал как хореограф постановкой адажио Альбинони, номер был удостоен «Золотого Донателло» в Италии. В 1988 году осуществил на сцене Ленинградского Малого оперного театра постановку балета Э. Лазарева «Антоний и Клеопатра». В 1970-1975 годах – главный балетмейстер Одесского театра оперы и балета.


В 1976-1995 годах И. Чернышев возглавлял балетную труппу Куйбышевского (Самарского) театра оперы и балета, был директором театра. Среди поставленных им балетов: «Спящая красавица» и «Щелкунчик» П. Чайковского, «Ромео и Юлия» Г. Берлиоза, «Антоний и Клеопатра» Э. Лазарева, «Баядерка» и «Дон Кихот» Л. Минкуса, «Маленький принц» Е. Глебова, «Поэма двух сердец» А. Меликова, «Болеро» М. Равеля, «Скифская сюита» С. Прокофьева, «Рапсодия в стиле блюз» Дж. Гершвина, «Помните!» и «Ангара» А. Эшпая, «Гусарская баллада» Т. Хренникова. Результатом поисков И. Чернышева в создании синтетических спектаклей для балета, хора, солистов и оркестра явилась постановка «Казни Степана Разина» Д. Шостаковича на стихи Е. Евтушенко. На сцене Самарского театра Чернышев поставил два оперных спектакля – «Пиковая дама» и «Аида». С 1992 по 1995 годы он был директором хореографической школы. Приглашался на постановки в Чехословакию, Болгарию, Турцию, Японию. С куйбышевской балетной труппой в 1987 году гастролировал в Болгарии, в 1991 году – в Испании.


В 1995 году балетмейстер переехал в Москву. В 1995-1997 годах И. Чернышёв был художественным руководителем мимического ансамбля Большого театра России, в 1996-1997 – курса балетмейстеров в РАТИ (ГИТИСе). С 2002 года до смерти работал хореографом в Детской школе искусств № 6 Москвы (2002-2004), в студенческом театре «ХХI век» при Московском государственном открытом педагогическом университете имени М. А. Шолохова (2004-2006), в ГОУ Центр образования им. А. С. Пушкина № 1402 (2006-2007).
В фонде библиотеки отделения имеется сборник «Игорь Чернышев – танцовщик и хореограф», подаренный составителем – московским балетоведом, балетным критиком, артистом балета театра «Кремлевский балет» Романом Володченковым, в котором раскрывается образ одного из наиболее ярких, талантливых и ныне почти забытых русских балетмейстеров 60-80 годов ХХ столетия. Увлекшись самобытным и оригинальным творчеством И. Чернышева, Р. Володченков попытался собрать в одной книге наиболее полные и ценные материалы о балетмейстере. Среди авторов сборника авторитетные балетоведы и критики, композиторы и художники, выдающиеся балерины, танцовщики и хореографы, истинные ценители балета. Часть опубликованных здесь воспоминаний – воспоминания артистов и театральных деятелей, работавших с И. Чернышевым в Куйбышеве-Самаре. Предлагаем вашему вниманию несколько цитат.

«Период работы Игоря Чернышева в Самаре-Куйбышеве – самый яркий и плодотворный в его творчестве. Именно в городе на Волге талант хореографа раскрылся в полной мере, подарив зрителям 22 балетных спектакля. За девятнадцать лет работы в Самарском театре оперы и балета в должности главного балетмейстера Чернышев, по существу, создал «свою» труппу – солисты и кордебалет научились активно воспринимать и воплощать тончайшие детали его авторских замыслов. Исполнители главных парий в балетах, танцуя спектакли на протяжении многих лет («Ангара» сохранялась в репертуаре на протяжении 12 сезонов; «Гусарская баллада» шла 14 лет; бесспорным лидером и долгожителем на самарской сцене был «Щелкунчик»), становились со-творцами балетмейстера. Именно благодаря самобытным спектаклям Чернышева самарский балет занял свое особое место среди балетных коллективов России. <…> Балет «Ангара» А. Эшпая стал первой оригинальной постановкой Чернышева в Самаре <…> и продемонстрировал драматургическое мастерство Чернышева, его умение выстраивать целостную композицию балета. <…> Создав собственную музыкально-сценическую редакцию балета, Чернышев перевел его из области лирической поэмы в жанр поэтической трагедии.

Поистине уникальным явлением в творчестве И. Чернышева стала постановка балета А. Эшпая «Помните!». Хореографическая идея и либретто спектакля принадлежали балетмейстеру. <…> На яркий и неоднозначный спектакль обратила внимание и местная, и столичная критика и, хотя балет был не всеми принят единодушно, пластическая изобретательность балетмейстера вызвала восхищение абсолютного большинства зрителей.

Балет «Гусарская баллада» Т. Хренникова – единственное обращение Чернышева к лирико-комедийному жанру. <…> Стремление балетмейстера раскрыть в хореографии эмоциональную составляющую и мотивацию поступков героев позволило И. Чернышеву сохранить лирико-комическую музыкальную краску и акцентировать жанр героической баллады, по-своему ярко и самобытно воплотить балет Т. Хренникова на самарской сцене.

Оригинальным балетом Чернышева стала сценическая интерпретация симфонической поэмы Д. Шостаковича «Казнь Степана Разина». Сосредоточив вниманеи на духовном содержании произведения, на нравственном подвиге героя и внутреннем преображении толпы, балетмейстер воплотил образ Разина в пластике солиста-баса и солиста балета. Необычная трактовка рождала хореографические диалоги певца и танцовщика. Движения, придуманные И. Чернышевым, «ложились» на музыку Шостаковича, и потому образ Разина, несмотря на многозначность, выглядел гармоничным. <…>

Балеты Чернышева поражали зрителей философской глубиной замысла, концентрированностью действия, неординарными характерами героев, изобретательной и образной хореографией. <…> Каждый из поставленных Мастером спектаклей сыграл значительную роль в исполнительских судьбах солистов самарского балета, занял свое место в сердцах зрителей.»

А. ЛАЗАНЧИНА,

кандидат искусствоведения,

зав. кафедрой теории и истории музыки

музыкально-исполнительского факультета СГИК

«<…> Чернышев хорошо знал классику, многие партии перетанцевал сам, да и профессиональная память у него была отличная. Работал он всегда активно, энергично, увлеченно. Труппа приняла его сразу. Культурный, корректный, петербургского стиля спектакль [«Спящая красавица»] в сергеевской редакции был встречен в городе с интересом и профессиональным уважением. <…>

В конце 60-х «Щелкунчик» завладел воображением всех ведущих хореографов. В 1969 году, следом за Ю. Григоровичем и И. Бельским, Игорь Чернышев в Одессе осуществляет свою оригинальную версию балета. Но спектаклем своим остался в чем-то недоволен. Поэтому, обосновавшись в Куйбышеве, он снова заговорил о «Щелкунчике», о такой редакции, в которой бы музыка Чайковского и сказка Гофмана сплавляись в «трагический уклон» (Б. Асафьев), чтобы в музыке композитора был более обнажен нерв гофмановского соединения фантастики и реальности. <…> Куйбышевский спектакль имел счастливую судьбу – он прожил на сцене более тридцати лет, выдержал более 500 представлений! <…> Этот балет, доступный аудитории в возрасте от 3-х и далее лет, по-настоящему волновал зрителей многих городов России и зарубежья».

С. ХУМАРЬЯН,

заслуженный работник культуры РСФСР, театровед.

С 1960 г. в управлении культуры,

в 1967-1990 гг. – первый заместитель начальника управления культуры,

в 1990-2000 – начальник управления культуры

Куйбышевской (Самарской) области

«Игорь Александрович… <…> В моей жизни он – всё. Между нами сложились очень тесные творческие отношения, обернувшиеся дуэтом длиной в балетный век. Я проработала с ним 19 лет.

Дебютным спектаклем Чернышева в нашем театре явилась в 1977 году «Спящая красавица» в редакции Кировского театра, без всяких скидок. А через полтора-два месяца он уже представил свою «Ангару». В Куйбышев приехал композитор Андрей Эшпай и работал вместе с Чернышевым, ходил на все репетиции и прогоны. «Ангара» имела большой успех, и нас даже выдвинули на госпремию. Так Чернышев ворвался в Самару. И все увидели, что он может делать, признали в нем подлинного творца. <…>

Как Игорь Александрович видел свой театр? Его репертуар не мог обойтись ни без классики, ни без Григоровича, Лавровского, Якобсона, Бельского. И в театре шли «Шурале», «Конек-Горбунок», «Ленинградская симфония». После «Спящей» появилась программа с «Шопенианой» и «Пахитой». Чернышев стремился, чтобы мы, молодые артисты, прониклись ленинградским духом. <…>

Чернышев был потрясающим не только хореографом, но и педагогом. Эстетика классического танца органично совпадала с его внутренним мироощущением. И он очень многое давал своим балеринам, досконально зная изнутри классические шедевры».

В. ПОНОМАРЕНКО,

заслуженная артистка РСФСР, педагог-репетитор САТОБ,

директор Центральной хореографической школы.

Солистка балета Куйбышевского (Самарского)

театра оперы и балета в 1971-2000 гг.

«<…> Чернышев – это моя молодость. Очень много современных спектаклей он здесь поставил. Я у него станцевала премьеру «Антония и Клеопатры». Потом <…> я танцевала премьеру «Ромео и Юлии» Берлиоза. <…> Да много чего было: «Маленький принц», где я танцевала у него Розу, «Спартак», где я танцевала Фригию. И классику много танцевала. <…>

Мне с [Чернышевым] очень легко работалось. Я его понимала. Мне кажется, он меня тоже понимал. И я всегда чувствовала безмерное уважение этого человека к себе. <…>

Он отличается от других балетмейстеров тем, что его спектакли – это натянутый до предела нерв, где всё словно сейчас лопнет. Удивительно, но в статике он мог оказаться более выразительным, чем в движении. И это мне было очень близко. Чернышев – мой балетмейстер <…>»

О. ГИМАДЕЕВА (БАРАХОВСКАЯ),

заслуженная артистка РСФСР, педагог-репетитор САТОБ.

Солистка балета Куйбышевского (Самарского)

театра оперы и балета в 1971-2001 гг.

«<…>Игорь Александрович Чернышев – очень талантливый балетмейстер. Он начал ставить еще в молодые годы. И он остро чувствовал время, то, что всё изменялось. У него был почерк, почерк современного человека. Видение его совершенно необычно. Я считаю, что он недооценен как хореограф в масштабах нашей страны и более. <…> Нам <…> повезло с ним, в те годы, когда Чернышев работал с полной отдачей и творил в нашем театре».

Е. БРИЖИНСКАЯ,

заслуженная артистка РСФСР.

Солистка балета Куйбышевского (Самарского)

театра оперы и балета в 1970-1995 гг.

«Мало сказать, что «Гусарская [баллада]» - мой любимый спектакль! Я удостоилась чести – Чернышев специально на меня поставил этот спектакль. Ну а работали мы над ним – то был настоящий творческий процесс. <…>

… у Чернышева фантазии было море и осталось бы, если он был еще жив. Вот, к примеру, «Муха-Цокотуха». Я танцевала премьеру этого спектакля Чернышева. В нем танцевальная лексика просто потрясающая. Здесь балетмейстером все логично выстроено. А «Золушка» - сколько здесь юмора и изобретательности! <…>

Чернышев был очень справедливым человеком. Спасибо ему, что он был. Благодаря ему я как личность состоялась».

Н. ШИКАРЕВА,

заслуженная артистка РСФСР.

Солистка балета Куйбышевского (Самарского)

театра оперы и балета в 1971-2001 гг.

«Балетная труппа была укомплектована из выпускников разных балетных школ – Ленинграда, Перми, Минска, Воронежа, Саратова, Новосибирска. Чернышев сразу включился в активную работу. Он видел необходимость привести труппу к единому стилю, единому направлению в исполнении движений классического танца и стал сам вести уроки. На протяжении многих лет он проводил уроки классического танца с мужским и женским составом балета практически ежедневно. <…>

…это был стиль работы Чернышева, какой бы спектакль он ни ставил. Должны начинаться репетиции, а он их отменял; мы рассаживались и слушали его, - он рассказывал, настраивал - и так готовил нас к новому балету. Чернышев говорил динамично, увлеченно, заряжая своей энергетикой, заражая неординарной трактовкой образов. Поэтому мы были его исполнители и до сих пор храним в душе память о нем. <…> Он никогда не делал предварительных записей, не создавал набросков будущего спектакля. Идея спектакля, сценарный план балета вынашивались им, вероятно, долго, возможно, на протяжении нескольких лет, но хореография, танцевальные движения рождались непосредственно не репетиции. <…>

Хореография Чернышева была очень музыкальна. Музыка в нем жила. Он сочинял не под музыку, а «в музыку». На репетиции начинала звучать музыка и словно заполняла его, его видение становилось откликом, отражением эмоционального содержания музыки. У него не было ни одного движения вне связи с главной идеей балета или противоречащего настроению музыки. При этом он умел вскрыть в произведении его глубинное содержание, некие скрытые пласты, и воплощал их в хореографической форме. <…>

Он был балетмейстером огромной творческой амплитуды…»

Г. АКАЧЕНОК,

заслуженный артист РСФСР.

Солист балета Куйбышевского (Самарского)

театра оперы и балета в 1968-1985 гг.

 
 
 
 
 
 
 
 

Ист. информации: Историко-культурная энциклопедия Самарского края: Персоналии. Со-Я; дополнения / ред.-сост. Н.Д. Курдина.- Самара, 1995.- С. 193-194; Торунова Г. Игорь Александрович Чернышев / Г. Торунова // История в портретах: 75 творческих портретов известных деятелей и артистов САТОиБ.- Самара, 2006.- С. 317-324; Сохрина А. Сотворение танца / А. Сохрина // Одна любовь на всю жизнь: очерки о жизни и творчестве ведущих артистов Куйбышевского академического театра оперы и балета.- Куйбышев, 1990.- С. 197-210; Игорь Чернышев – танцовщик и хореограф: Биография. Воспоминания и интервью. Статьи. Фотоматериалы / авт. и сост. Р.Г. Володченков; общ. ред. Н.А. Ивановой-Георгиевской.- 2-е изд., исправ. и доп.- М. : Театралис, 2013.- 360 с., ил.; Интернет-ресурс Википедия (https://ru.wikipedia.org/wiki/Чернышёв,_Игорь_Александрович).